Рассказ «Бабка». Ситуация вне времени

Мы хотим поделится с вами одним трогательным до слез рассказом «Бабка», который написала Осеева Валентина. Он рассказывает нам о неизбежности старости и смирении. Если вы прочитаете его вместе со своим ребенком, то каждый из вас почерпнет из него что-то свое, необходимое только ему.

Бабка была широкой, тучной. Но несмотря на свои пышные формы она имела певучий моложавый голос.

«Кажется, что она наполнила собой каждый уголок нашего дома!…» – жаловался Борькин отец. На слова мужа, Борькина мать старалась возразить: «Пожилая женщина… Ей некуда деваться!». Отец Борьки не переставал причитать: «Она достаточно пожила… Ее место в доме престарелых!».

Все домочадцы, а в том числе и сам Борис, бабку считали в доме лишним человеком.

Бабкиной кроватью был огромный сундук. Утром бабка просыпалась ни свет, ни заря и отправлялась на кухню греметь посудой. Каждое утро она будила Борькиных родителей со словами: «Самовар закипел. Пора вставать. Нужно попить горяченького перед выходом…»

Затем она подходила к внуку: «Просыпайся, пора собираться на занятия!» «Не хочу…» – лепетал Борис. На что бабка слегка раздраженно отвечала: «Зачем люди ходят в школу? Темные люди немые и глухие!».

После таких слов Борис старался как можно дальше спрятать под одеяло и нервно ворчал: «Отстань!».

В сенях зять нервно шарил в поиске обувки. «Теща, куда вы опять спрятали галоши? Постоянно их разные места ставите!».

Бабка сломя голову мчалась к зятю: «Петрушка, вот же они, на самом видном месте. Они в глине были, я их помыла и в этот угол поставила».

После того, как Борис возвращался со школы он нервно бросал бабке свое пальтишко, затем портфель и орал: «Бабка, я есть хочу!».

Бабка бросала свое вязание и начинала быстро накрывать на стол, а после вальяжно наблюдала за тем, как внук жадно поглощал ее стряпню. В такие моменты Борька ощущал с бабкой особую близость. В такие моменты он делился с ней своими секретами и рассказывал о своих близких друзьях. Бабка с удовольствием слушала его болтовню и приговаривала: «Внучек, запомни, в жизни нет ни хорошего, ни плохого. От плохих людей – делаешься крепче, а от хороших – душа цветет».

Затем мальчишка оставлял миску: «Очень вкусно! Бабка, ты уже поела?». «Да внучок. Не волнуйся, Батюшка, я сыта!».

Иногда к Боре приходил друг и говорил: «Добрый день!». В этот момент внук подталкивал товарища локтем со словами: «Ей не обязательно что-то говорить. Она древнее старушище!». В этот момент бабка всегда одергивала кофточку и тихо шептала: «Словом можно сильно ударить, а, чтобы приласкать следует слова поискать».

Товарищ на это отвечал: «У нас дома с бабушкой должны все здороваться. Мы ее считаем главной в доме!». «Этот как?» – поинтересовался Борис. «Это значит, что она всех воспитала, ее запрещается обижать!». Друг сказал: «Ты со своей бабушкой очень плохо обращаешься, отец увидит, может по шапке надавать!». Борька насупил брови: «Отец тоже с ней не церемонится…»

После разговора с товарищем, Борька начал бабку спрашивать: «Все тебя обижают?». Отцу с матерью начал говорить: «Наша бабка лучшая, а относимся мы к ней очень плохо, мы о ней совсем не заботимся». Мать удивленно смотрела на Бориса, а отец злился: «У кого ты научился родителям ума вставлять? Не дорос еще!»

Бабка улыбалась и говорила: «Счастливые, но пока не понимаете своего счастья. Я пожила, а ваша старость быстро наступит. Если убьете назад не воротится!»

Борька присмотрелся к бабкиному лицу. На нем было множество самых разных морщин: глубоких, мелких, широких и тонких. Он поинтересовался у бабки: «Почему ты такая старая?».

Бабка слегка нахмурила лоб и произнесла: «Морщины – это наша книга жизни, в которой нужда и горе расписались, каждая беда, каждая печаль в ней прописаны».

Борька опасливо посмотрел в зеркало, вдруг и у него лицо такими нитями покроется: «Глупости разные мелешь…».

Последние несколько недель бабка как-то сильно сутулилась, а ее спина была похожа на шар, ей стало тяжело ходить. «Что час пробил?» – подшучивал над бабкой зять. «Ну чего ты смеешься над старостью» – корила его мать, но при этом сама на бабку часто ворчала на кухне.

В начале мая бабка умерла, тихо в своем любимом кресле, а на столе стояли приготовленные для встречи Бори приборы.

После того, как бабку похоронили, мать открыла бабкин сундук и начала перебирать вещи. Там она нашла свой старый потрепанный башмак. Однако самой главной ценностью сундука являлось не старье, которое было в нем спрятано, а шкатулка, в которую каждый из домочадцев всегда мечтал заглянуть. В шкатулке были спрятаны носочки для внука, варежки – для зятя, вязанная жилетка – для дочери, а также пакет с леденцами, украшенный красной атласной лентой на котором было написано: «Любимому внучку Боре». .

Неожиданно для себя самого Борька отнял у отца пакет и убежал. Оставшись наедине с пакетом, он начал всматриваться в буквы. Вдруг перед ним появился бабкин образ, какой-то уж чересчур печальный и виноватый. Мальчишка взглянул на родительский дом и зажав в руке пакет уныло побрел вдоль соседского забора.

Домой он попал, когда сильно стемнело, с распухшими от слез глазами и с налипшей на коленки глиной. Бабкино наследство он спрятал под подушку и накрывшись одеялом совсем печально произнес про себя: «Утром она не придет!».

Related Post

Как к Раневской сестра из Парижа приезжалаКак к Раневской сестра из Парижа приезжала

Советская актриса Фаина Раневская зачастую постает в образе величайшей женщины  двадцатого века. В этой статье мы расскажем об одном эпизоде из ее жизни, который опубликовал Александр Каневский. После смерти мужа

Почему Игорь Красавин так и не стал актеромПочему Игорь Красавин так и не стал актером

Игорь Красавин родился в Белоруссии.  С самого детства Игорь был застенчивым мальчиком и не любил привлекать к себе внимание. У него было прекрасное телосложение и очень красивое лицо. Жизнь распорядилась

«Господа и слуги» — как живет российская элита«Господа и слуги» — как живет российская элита

Это свежий взор на жизнь элитных российских семей, сфотографированных с прислугой, работающей на них. Фотограф был заинтересован показать взаимоотношения людей, как ощущает себя прислуга в богатых домах. «Я долго беседовала